iammilitary_by

Categories:

Офицеры [1999]

Архивная публикация из журнала «Братишка» №5 за 1999 г. «Офицеры» Сергея Рачила с авторскими фото Алексея Матюша в рубрике «Листая старые страницы».

Нет сомнений: нынче даже в самой отдаленной глухомани все, включая первоклассников, понимают, что такое терроризм. Трагическая тема Буденновска, Кизляра и Первомайского на устах у всех: заложники, захват, «Альфа»... Речь в данном случае идет о терроризме политическом.
ОБЫЧНО те, кто прошел через афганскую войну, чернобыльское пепелище, пламя межнациональных конфликтов, не любят ворошить прошлое, в котором были кровь, слезы, страдания невинных людей. Но, как бы ни хотелось, эти страницы уже никогда не вырвешь из книги жизни. Поэтому ради памяти о друзьях, ушедших в вечность, они никогда не забывают о тех тяжелых днях.
Герои сегодняшнего рассказа - Николай Малик, Сергей Сурнов, Юлиан Шурвель, Андрей Исаков и Александр Барсуков. Все пятеро – руководители подразделений минского отряда милиции особого назначения. Пять офицеров, пять майоров...

«ПРИГОВОРЕННЫЙ»

САША Барсуков, командир второй оперативной роты, принадлежит к той категории сотрудников, чьи милицейские биографии называют классическими. В отличие от иных «пиджаков», чей карьерный старт начинается с теплого и уютного кабинета, Барсуков никогда не избегал самой черновой милицейской работы.

Александр – человек отнюдь не робкого десятка. Крепкий и закаленный характер парня, бывало, пытались прощупать даже известные воровские авторитеты. Летом 1994 года, когда офицер уже командовал взводом минского ОМОНа, в Центральном районе белорусской столицы довелось задерживать вооруженных преступников, собравшихся на пышных похоронах одного из им подобных. Взвод сработал быстро и профессионально – точно так же, как и накануне, когда две вооруженные группировки у минской гостиницы «Юбилейная» планировали обсудить вопросы раздела сфер преступного влияния. После этих задержаний, во время которых омоновцы изъяли несколько единиц огнестрельного оружия, в узких милицейских кругах появилась информация: профессионально-криминальный мир столицы вынес сотруднику приговор. Какой – понятно. Но всегда готовый к такому повороту событий Барсуков отреагировал лишь улыбкой: «Что ж, пусть попробуют».

Позже в отряде узнали – «оппоненты» решили не рисковать...

ЛИЦОМ К ЛИЦУ С «ЧЕРНЫМИ АИСТАМИ»

ПОДРАЗДЕЛЕНИЕ Барсукова – одно из лучших в отряде. По мнению омоновцев, этому в значительной мере способствует опыт и авторитет заместителя командира роты майора Сергея Сурнова, бывшего офицера Минобороны, окончившего впоследствии Академию МВД. Начало его послужного офицерского списка обозначено знакомыми названиями городов – Герат, Кандагар, Фарахруд. После окончания Новосибирского высшего военного общевойскового училища в 1987 году лейтенант Сурнов попал в ашхабадский учебный центр, на пути к которому уже знал: первым пунктом службы станет территория, расположенная южнее Термеза...

В Афганистане Сурнов служил в бригаде спецназначения ВДВ (таких там было только две – обе прикрывали западную и восточную границы страны). Группами по 20 человек спецназовцы выходили на горные тропы, по которым, по данным разведки, на базы бандформирований из-за кордона шли караваны с оружием, боеприпасами и продовольствием. Бывало, оторванные от мест дислокации наших частей на многие десятки километров, бойцы блуждали в горах сутками, устраивая засады и уничтожая разрозненные группировки противника.

В тот период специально для борьбы со спецподразделениями враг создавал высокомобильные группы наемников-исламистов, которых оснащали самым современным оружием и техникой. Члены этих групп одевались во все черное – именно поэтому бойцы прозвали их «черными аистами».

Однажды весной 1988-го, двигаясь в колонне в направлении Герата, Сурнов чуть было не распрощался с жизнью. Отойдя от последнего блокпоста на два километра и въехав в ущелье, колонна попала в засаду. В считанные секунды «аисты» подожгли первый и последний бронетранспортеры, зажав подразделение с двух сторон. Сергей в этот момент сидел на первой броне, недалеко от водителя, которого убило на месте. Взрывом Сурнова подбросило высоко вверх. Упал на камни, потерял сознание. Очнулся – в глазах красные круги. Собрав в кулак волю и силы, сконцентрировавшись, вступил в бой, помог товарищам отбиться. В этот раз одолеть шурави своим излюбленным методом – наскоком «аистам» не удалось. К тому времени большинство бойцов уже знали их коварные приемы и в совершенстве овладели тактикой обороны и контратаки. А тут еще подоспели «вертушки», поливая огнем и пламенем паникующих и дико орущих «алла!» наемников.

Две медали и шрам от пулевого ранения – таковы внешние, видимые афганские автографы потомственного офицера Сурнова, в душе которого, несомненно, остался глубокий след этой войны.

НА ВОЙНЕ КАК НА ВОЙНЕ...

МАЙОРА Андрея Исакова, заместителя командира третьей оперативной роты ОМОНа, объединяет с майором Сурновым не только общее армейское прошлое (в свое время Андрей тоже окончил Саратовское высшее военное инженерное училище химзащиты), но и милицейское настоящее. Есть еще несколько параллелей, одна из которых – война...

Аккурат в 1988-м, когда Сурнов штурмовал афганские горы, молодому лейтенанту Исакову вручали диплом военного инженера-химика. Как только не играла судьба с Андреем впоследствии! Довелось служить в белорусском республиканском штабе гражданской обороны. Затем – аварийно-спасательный отряд республиканской военизированной пожарной службы. В 1992 году Исаков оказался в УВД Смоленской области. Точнее – в спецотряде быстрого реагирования (СОБР) местного управления по борьбе с организованной преступностью. Именно с этого времени для него началась настоящая милицейская служба.

Спокойными и мирными будни смоленских собровцев назвать никак нельзя. Борьба с бандитизмом, разбоями и грабежами на местных трассах, вооруженные разборки криминальных группировок заставляли сотрудников испытывать колоссальные нагрузки. Случалось, работали далеко за пределами Смоленщины. К примеру, обычным делом были выезды в Москву, в другие российские города и регионы, где в течение нескольких часов группа в масках и с 9-миллиметровыми «кедрами» проводила захват преступников. Вечером того же дня возвращались домой.

Однажды ночью капитана Исакова в очередной раз подняли по тревоге, приказав срочно прибыть на базу отряда. Когда все были в сборе, ему сообщили: твоя группа в полной амуниции сейчас же самолетом отправляется в Москву. На одном из аэродромов Подмосковья восьмерка смолян влилась в большой отряд коллег из Тулы, Калуги и других городов. Взлетев, военно-транспортный Ил-76 с 200 бойцами на борту взял курс на юг. Спустя несколько часов весь мир услышал слово Буденновск – календарь показывал лето 1995 года.

Андрей Исаков – непосредственный участник печально известного штурма буденновской больницы, в ходе которого его группа должна была ворваться в левое крыло здания.

Вспомнив те ужасные события, особенно эпизод, когда террористы использовали женщин в качестве живого щита, Андрей на мгновение замолк и попросил сигарету. Но на лице не дрогнул ни один мускул, внутреннее состояние выдал лишь притихший голос. «Больше всего думал о ребятах», –вспоминает Андрей.

После Буденновска, в котором его восьмерка оставалась до полного окончания этой страшной истории, все благополучно прибыли домой. Но на этом командировки на Северный Кавказ не закончились – потом еще несколько раз были Грозный и Гудермес. Кстати, смоленский СОБР — единственный из аналогичных российских отрядов, который в ходе боевых действий в Ичкерии не потерял ни одного человека.

Через некоторое время офицер продолжил службу в бригаде оперативного назначения внутренних войск МВД Белоруссии, потом – в минском ОМОНе. На стене рабочего кабинета майора Исакова рядом с фотографиями сыновей висит слегка выцветший краповый берет. Для него это – святыня; он получил его «там»...

ВСЕГДА ВПЕРЕДИ

БЫВШИЙ замкомвзвода 350-го парашютно-десантного полка знаменитой витебской дивизии ВДВ Николай Мялик – представитель самой первой «афганской волны». Именно он с сотнями сверстников пробивал путь в эту загадочную страну в далеком декабре 1979-го, провоевав там весь следующий, олимпийский год. Именно они, еще не знавшие тогда тонкостей ведения боя в местных условиях, получали увечья от неудачных приземлений в ущелья и штурмовали горы живой цепью, подставляя себя под град пуль и снарядов. В одном из боев старшего сержанта Мялика ранило. Через некоторое время, выписавшись из кабульского госпиталя, он вновь занял место в строю.

В первые четыре месяца сопровождали колонны входившего контингента – в Баграм, Кабул, Джелалабад, Герат, Кандагар и другие, менее известные города почти тридцати афганских провинций. Десятки раз отражали внезапные атаки врага из засад и защищали мирных жителей.

...Сегодня майор Н. Мялик – оперативный дежурный ОМОНа. В отряде восемь лет командовал взводом, который в свое время держал в изрядном напряжении многих членов организованных преступных группировок. Однажды бойцы вместе с командиром задержали сразу семерых авторитетов, среди которых оказался известный российский вор в законе П., находившийся в розыске. У последнего в кармане было семь тысяч долларов, которые он тут же предложил майору. Оказалось – бесполезно. После этого, как и в случае с Александром Барсуковым, кое-кто так же вынашивал планы приструнить строптивого. В ответ офицер только усилил работу подразделения, которое не раз признавали лучшим в отряде.

НАЧАЛО СЛУЖБЫ – 1969-Й...

В отличие от сослуживцев майор Шурвель, чей профессионально-милицейский стаж составляет почти три десятка лет, никогда не был в горячих точках. Тем не менее 52-летний Юлиан Юлианович – особая страница истории отряда. Как и Николай Мялик, служит здесь со дня основания. Три года командовал взводом, остальные семь – ротой. На его глазах проходило становление минского ОМОНа, с его непосредственным участием осуществлялось большинство операций.

По мнению коллег майора Шурвеля, сегодня не каждый молодой боец согласится выйти с ним на борцовский ковер или беговую дорожку.

Для настоящего профессионала, посвятившего любимому делу всю жизнь, возраст не помеха.

Сергей РАЧИЛА
Фото Алексея МАТЮША
«Братишка», №5, 1999 г.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened