iammilitary_by

Алмаз — камень чистый [1998]

Архивная публикация из журнала «Братишка» №3  за 1998 г. «Алмаз — камень чистый» Сергея Рачила  с обновленными авторскими фото Алексея Матюша в новой рубрике Листая старые страницы.

Алмаз – камень чистый

Нет сомнений: нынче даже в самой отдаленной глухомани все, включая первоклассников, понимают, что такое терроризм. Трагическая тема Буденновска, Кизляра и Первомайского на устах у всех: заложники, захват, «Альфа»... Речь в данном случае идет о терроризме политическом.

Между тем существует куда более грязная и кровавая разновидность – терроризм уголовный. Этакий смерч, набирающий мощь и угрожающий перерасти в гигантский разрушительный вихрь криминального беспредела.

Понятно, правоохранительная система стран СНГ противостоит ему. Речь о тех, кто ежедневно на переднем крае борьбы со злом. Наш сегодняшний рассказ – об отряде специального назначения МВД Белоруссии, носящем красивое название «Алмаз».

РУБЕЖ восьмидесятых – девяностых. Стремительно набирающая обороты нестабильность в обществе коснулась и исправительно-трудовых учреждений. В сводках МВД на всем пространстве СССР все чаще замелькали сообщения о массовых беспорядках в ИТУ, где захваты и расправы над заложниками становились едва ли не нормой жизни. Необходимо было сбить волну — и на базе управлений по исправительным делам срочно формируются спецподразделения тюремного антитеррора.

В январе 1991 года такая структура родилась и в белорусском МВД. С осени 1994 года спецподразделение преобразуется в отряд специального назначения МВД, и сфера его деятельности заметно расширяется. Подчиненный тогда лично министру внутренних дел, а позже – начальнику Главного управления криминальной милиции МВД отряд выполняет самые сложные задачи, связанные с предотвращением терактов, освобождением заложников, задержанием вооруженных групп и так далее.

Эти структурные изменения дали положительный результат, качественно улучшили боеспособность отряда.

ПОПАСТЬ сюда на службу сложно. Служить еще труднее. Главное условие — искренне уважать свою работу. Любителям простого пижонства в красивом камуфляже здесь не место.

Упаси Бог пытаться идти в «Алмаз» по блату! Одно это породит недоверие коллег, полностью открытых друг перед другом. Более того, в работе здесь нет начальников и подчиненных — на равных пашет каждый. И каждый без промедления подставит свою грудь под летящую в друга пулю.

Это аксиома. Впрочем, о незыблемом – чуть позже.

Испытание кандидатов при отборе крайне жесткое. Изнурительное компьютерное тестирование выдавит из абитуриента максимум информации о характере и умственных способностях.

Этап оценки физподготовки – вообще сущий ад. Да-да, именно так! Но делается это для того, чтобы за девять минут жесточайшего рукопашного боя кандидата поочередно с тремя «алмазовцами» проявились все волевые качества первого. В поединках меньше всего интересует, как человек владеет кулаками или ногами; до третьего спарринг-партнера не доходит практически никто. Большинство испытуемых уже на второй-третьей минуте падают в болевом шоке, захлебываясь собственной кровью. Единственная цель сурового фильтра – убедиться, сможет ли парень в экстремальной ситуации не пасть духом. Когда нет живого места на теле, не сломается ли внутренне? Что поделаешь – такая работа.

– НЕ ХОЧЕТСЯ, чтобы отряд считали особой кастой и называли элитным спецподразделением, – признался как-то командир. – По уровню задач и степени подготовленности это так. В остальном – обычное рядовое подразделение, главная «привилегия» которого – ежедневное изнурительное самосовершенствование. Задачи выполняются в тесной взаимосвязи с другими службами, и значительная доля успеха – за счет черновой работы.

Нормальный сотрудник, по мнению подполковника, тот, кто постоянно жаждет достигнуть чего-то нового. Внушить ему, что он элита – все равно, что поставить на бойце жирный крест.

Место, где полным ходом идет строительство базы отряда, совсем недавно было завалено грудами мусора. И при виде того, как «алмазовцы» – от офицеров до солдат – дружно выгребали грязь руками, кое-кто из других служб милиции насмехался и презрительно тыкал пальцем: дескать, вот она – министерская элита...

Между тем отряд сотни раз участвовал в освобождении заложников, и все операции прошли успешно. Какие только преступные группировки не задерживали! Два года назад обезвредили свыше 90 таковых численностью от двух до сотни штыков. Тогда «Алмаз» изъял 50 единиц огнестрельного оружия и 20 тысяч боеприпасов. Большинство стволов или гранат были на боевом взводе, и в случае вооруженного конфликта могла реально полететь под ноги любому сотруднику Ф-1.

Подобное могло произойти однажды в совхозе «Большевик» Минского района, когда отпетые рецидивисты захватили заложника и требовали с его жены 10 тысяч долларов, чтобы скрыться из республики. Операция проходила семь часов и закончилась благополучно.

Декабрь 1995-го был отмечен захватом женщин-контролеров в зоне, которая расположена в центре Минска. И здесь «Алмаз» проявил себя блестяще. А сколько в активе у спецназовцев обезвреженных казанских, чеченских и прочих группировок, которые стремились отхватить по жирному куску белорусского криминального простора.

«ЕСЛИ БРАТЬ за основу оснащенность всей республиканской милиции, «Алмаз» располагает великолепными спецсредствами. На фоне же Европы и мира – каменный век», – сокрушаются сотрудники. И дело тут не в тщеславном желании порисоваться. Порой исход дела решает не столько выучка и опыт, сколько уровень технической оснащенности. Если сегодня фактически снят вопрос с автотранспортом, то проблему чисто полицейского вооружения и отдельных средств защиты еще предстоит решать. Впрочем, как говорил Горбачев, процесс пошел – совсем недавно в отряде побывал известный западный оружейник Роберт Глок. В «Алмазе» уже появились его пистолеты, изящные автоматы «узи» и кое-что другое.

Непременный практический атрибут спецподразделений – черная маска. Вопреки бытующему мнению об использовании оных – «чтобы не узнали и не отомстили», «Алмаз» пользуется ими в чисто оперативных целях. Подразделение не слишком многочисленно, чтобы светить своих «профи» перед группировками, с которыми за год имеешь дело далеко не единожды. Зачем преступникам знать лица людей, которые их задерживают, а завтра, возможно, проводят оперативную разведку?

В отряде железный принцип – не преступать закон при задержании. Что касается «отомстить» – этого никто не боится, хотя вероятность расправы над бойцом или его семьей теоретически существует. В этом случае на первый план выступает жесткое правило – сделавший больно «Алмазу» испытает боль втройне. И добрый десяток «хриплых телефонных голосов» в этом уже убедился...

ПОД ЭТОЙ крышей живут по негласному кодексу чести, основанному на давних служебных и нравственных традициях. К примеру, сотрудник группы № 1 никогда не поинтересуется намеченными или выполненными задачами группы № 2, а хвастовство и высокомерие вне службы влечет за собой расставание с коллективом. Во время операций каждый обязан оградить от беды товарища, пусть даже подставив себя. При этом, как правило, командиры всегда там, где наибольшая опасность.

История «Алмаза», к счастью, не знает гибели сотрудников, но ушедшие из отряда по инвалидности были. Забота о них – еще одно незыблемое правило.

Навсегда преданными отряду остались многие, оказавшиеся волей судьбы и приказов в других сферах и структурах. И если понадобится, за час-два на базе соберется весь «алмазный фонд». Кстати, некоторые воспитанники отряда сегодня охраняют главу белорусского государства.

...Здесь не принято доверять больше или меньше – здесь принято просто доверять. Здесь не принято выпячивать чьи-то заслуги, поэтому на один из традиционных журналистских вопросов об именах лучших из лучших командир – коротко отрезал: «Все».

Начисто отсутствуют в отряде и всякие околополитические спекуляции. Читатели помнят о событиях вокруг печально знаменитых прибалтийских ОМОНов, втянутых в грязь анонимными маразматическими приказами. «Алмаз» и здесь тверд: никакой политики. В случае чего рапорта подают все.

ПРИМЕЧАТЕЛЬНА история с выбором названия для отряда, который ранее именовался «Беркут». Около двух месяцев бойцы во главе с командиром тщательно подбирали слово, наиболее точно символизирующее предназначение отряда, идею, объединившую их в коллектив. Наконец нашли то, что хотели – АЛМАЗ!

Почему именно алмаз?
Алмаз — символ твердости.
И потом — это чистый камень. 


Голландцам не помогла даже женщина

Из командировки в Польшу, где проходили соревнования среди европейских спецподразделений антитеррора, возвратилась группа бойцов отряда специального назначения «Алмаз» МВД Белоруссии. О ходе и результатах поездки рассказывает его командир – подполковник Владимир Наумов.

– Подобные соревнования проводятся в третий раз после второй мировой войны. Все началось в 1965 году, когда английская Специальная авиадесантная служба (САС), занимающаяся борьбой с терроризмом, отметила таким образом свое 20-летие. С того момента многие аналогичные подразделения празднуют даты рождения проведением соревнований, участвовать в которых приглашают коллег из других стран. В 1988 году юбилей отмечала австрийская группа «Кобра». На этот раз родственные структуры Европы пригласило к себе антитеррористическое Бюро главной комендатуры варшавской полиции, которому исполнилось 20 лет. Здесь впервые участвовали спецподразделения Украины, Латвии и Белоруссии.

Цель подобных встреч – обмен опытом, установление профессиональных контактов и проверка, точнее, сверка мастерства. Участвовали двенадцать польских и восемь зарубежных команд.

К уже названным добавились представители Венгрии, Чехии, Словакии, Бельгии и Голландии. Кроме того, создали две международные группы, куда вошли запасные представители всех подразделений. Одну из них, вместе с венгром, голландцем и поляком, представлял наш боец. Таким образом, на старт вышли 22 команды.

Белорусы оказались лучшими среди гостей. Пропустили вперед лишь поляков, которые изначально считались фаворитами. Это вполне закономерно, ибо они – хозяева, знали программу соревнований, имели возможность хорошо подготовиться.

Программа была разбита на три дня. В первый участники в полной экипировке стреляли на точность вместе с выполнением элементов тактической подготовки. Команде необходимо было по лестнице подняться на второй этаж здания, затем через окно взобраться на крышу и на спецустройствах спуститься вниз. После этого пробежать 700 метров и отстрелять в нестандартных условиях из автомата и пистолета.

Второй день – огневая подготовка с усложненными (я бы сказал – запутанными) вариантами исполнения. Перед стартом каждому вручали конверт с изображением индивидуальных геометрических целей. В трех комнатах, среди обилия самых различных предметов, нужно выбрать и дважды поразить эти цели. Этап был чрезвычайно сложным, так как нужные кружочки диаметром 15 сантиметров среди множества похожих отыскать непросто.

И, наконец, на третий день команды преодолевали суперсложную полосу препятствий, которая была гвоздем всей программы. Результат группы определялся по финишу последнего ее члена. Три команды так и не сумели дойти до финиша. «Алмаз» с этим справился с честью. Хотя многие буквально на коленях ползли к финишу полосы препятствий, теряя затем сознание.

Приятно удивило, что голландское спецподразделение возглавляла женщина. Да-да, и мы сначала не поверили. Здесь чисто психологический момент, расчет на более «теплое» отношение к спецназу, образ которого и так овеян всевозможными ужасами.

К месту сбора и обратно ехали на служебном автомобиле в полной амуниции, включая оружие, патроны и спецснаряжение. Всякий раз, когда нас останавливали польские пограничники и полицейские, они просили навести порядок на приграничных дорогах. Рэкетирам крупно повезло, что они не встретились на нашем пути...

Сергей РАЧИЛА
Фото Алексея МАТЮША
«Братишка», №3, 1998 г. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened